Акция Архив

Литературная студия при журнале "Север"

Литературная студия при журнале "Север"

С 1 октября 2013 г. при журнале «Север» работает литературная студия для начинающих авторов

Литературная премия журнала "Север"

Литературная премия журнала "Север"

Лауреатами литературной премии "Севера" за Лауреатами премии за 2016 г. стали Виктор Сбитнев (г. Кострома), Владимир Шемшученко (г. Санкт-Петербург), Юрий Дюжев (г. Петрозаводск), Михаил Данков (г. Петрозаводск).

Позвоните нам
по телефону

− главный редактор, бухгалтерия

8 (814-2) 78-47-36

− факс

8 (814-2) 78-48-05

Free counters!

7 лучших сочинений республиканского конкурса "Моя Карелия"-2014

 

 

5 июня завершился республиканский конкурс сочинений «Моя Карелия», в жюри которого входили главный редактор «Севера» Елена Пиетиляйнен и редактор отдела очерка и публицистика Вениамин Слепков. Награждение победителей и лауреатов состоялось 8 июня 2014 года в г. Кондопога на одной из площадок празднования Дня Республики Карелия.

К участию в Конкурсе принимались работы, написанные на русском языке в прозаической или поэтической форме, содержание которых соответствовало темам: «Родом из Карелии» (человек, которым я восхищаюсь), «Место встречи – Карелия» (о любимых городах, деревнях, местах для прогулок, зданиях), «Дом, в котором я живу» (о своей семье, своем роде), «Легенды Карелии» (мифы, семейные предания), «Чтобы помнили» (о Великой Отечественной войне, об участниках обороны Петрозаводска и Карелии), о настоящем и будущем Республики Карелия и др.

Предлагаем вашему вниманию 7 лучших сочинений конкурса.

 

1 место

 

Жанна КУЗНЕЦОВА

11 кл., МОУ «Средняя школа № 12»

Руководитель: библиотекарь Лайдинен Тамара Ивановна

ДЕТИ ВОЙНЫ

Зимнее утро было похожим на ночь: такое же темное и холодное. Мне ужасно не хотелось вылезать из-под одеяла, за время сна мое тело и дыхание согрели постель, и кровать казалась самым уютным местом на свете. Высунутый наружу нос мгновенно начал мерзнуть. В слабом свете лампы я разглядела сестру. Она уже почти собралась и теперь кружила рядом с моей кроватью, приговаривая: «Ну давай, вставай уже! Так мы точно опоздаем. Если сейчас же не поднимешься, я уйду без тебя». В комнате было холодно. Мы экономили скудный запас дров, а потому под утро печь не топили. Какой смысл переводить драгоценные поленья, если через несколько часов все разойдутся из дома по своим делам.

За окном стояла непроглядная тьма. Разглядеть в ней что-либо было трудно еще и потому, что окна за ночь покрылись плотной наледью. Причудливый узор на стеклах был бы очень красив, если б не напоминал о том, как холодно сейчас должно быть на улице. Я зябко поежилась под своим стареньким одеялом. Здесь было тепло и уютно, а там, среди снега и завывающего ветра – я отчетливо слышала его за стеной, – мир казался вымершим. Однако встать все-таки пришлось. Мы в самом деле уже опаздывали в школу. Я надела свое изношенное до дыр платье, которое бабушка все время подшивала, повязала на голову такой же поношенный платок, натянула жесткие ботинки, накинула подбитый ватой пиджак, что заменял мне пальто, и побежала вслед за сестрой. Пока я лежала, мне было сонно, но стылая прохлада комнаты и движения разогнали дремоту. Теперь я уже жалела, что не проснулась раньше: придется торопиться, чтобы не опоздать, а путь нам преградит не один сугроб. Пропускать урок же я вовсе не хотела.

Раньше мы жили на острове Кижи. Там я пошла в школу и закончила два класса. Потом началась Великая Отечественная война. Мой папа ушел на фронт в июне 41-го года, а в сентябре мы уже получили похоронку. Самих нас сослали в концлагерь. Спустя пару месяцев умер мой брат, через год за ним последовала одна из младших сестер. Мы едва помнили себя от горя. В таком же состоянии находились все в лагере, ведь люди там умирали постоянно. Если нехватку пищи и отсутствие теплой одежды еще можно было как-то перетерпеть, смерть навсегда отнимала матерей, бабушек, детей, сестер, братьев. Это было очень тяжелое время, но мы держались, потому что знали: надо. Когда закончилась война, мою маму уговорили остаться в городе Петрозаводске. После концлагеря у нас не было ни денег, ни каких-либо вещей, поэтому ехать нам было некуда и не что.

Когда все немного наладилось, пришло время продолжать учебу. Школа, которая во время войны выполняла роль конюшни и казармы, снова стала школой. Словами не передать, какая она была грязная! Отмывали вручную. Сложнее всего пришлось с первым этажом, где держали лошадей. Со вторым получилось чуточку легче: там жили солдаты. Меня должны были записать в третий класс, ведь до войны я закончила только два. Однако я не хотела. Мне было стыдно. Как же так, третьеклассницы – совсем маленькие девчонки, а я, дылда тринадцати лет, буду сидеть вместе с ними? Мама поняла мое смущение и упросила директора взять меня сразу в четвертый класс. Взяли меня туда с испытательным сроком, поэтому трудиться пришлось усердно, так как мне нужно было не только изучать новые предметы наравне с одноклассниками, но и наверстывать все то, что я пропустила. Было сложно, однако я старалась изо всех сил. Я очень любила маму и была так благодарна ей. Мне хотелось ни за что не разочаровать ее. Я хотела, чтобы она мной гордилась.

Кроме того нам было действительно интересно учиться. Порой не хватало книг, тетрадей, карандашей, часто учителя объясняли все на словах, однако школа распахивала для нас двери в удивительный мир знаний. Было так увлекательно узнавать, в каком году жил тот или иной деятель прошлого, с какой стороны дерева растет мох, как сложить числа при помощи уравнения. Нас не удручали ни поломанные, с трудом починенные парты, ни холод в помещении, ни один учебник на десятерых. Мы и спортом занимались, и рисовать учились, и мастерили. Конечно, мы занимались не только учебой. У каждого был ряд обязанностей по дому. Хотя каких там обязанностей… Надо было держать квартиру в чистоте, чем-то питаться, согреваться зимой. Надо было жить. Однако домашние дела никогда не мешали нам учиться.

Когда закончилась война, я подумала: как хорошо, больше ничего плохого не будет. На самом деле плохое бывало, но все побеждала радость от понимания, что мы живем. Поэтому, наверное, все те вещи, которые потом показались бы нам сложными, проходили легче: голод, холод, бедность. Весной 44-го мы высадили вместо картошки картофельные очистки – и они дали урожай! Это воспринялось почти чудом, хотя потом, после уроков ботаники, я поняла, в чем было дело. На шелухе оставались глазки, они и проросли. По весне, когда стала расти первая трава, мы собирали щавель и несли домой: для самого вкусного в мире супа. Знания, какую траву стоит сорвать, а какую лучше обойти стороной, тоже давались нам в школе. Жизнь продолжалась. Временами было трудно, но мы были рады тому, что у нас есть. Война сплотила людей, научила их умению слышать чужую боль и откликаться на нее всем сердцем. Она научила нас бороться и стремиться к лучшему. Несмотря ни на что мы не сломались и продолжили двигаться вперед.

Путь до школы занимал целый час, а зимой, на занесенной снегом дороге, он превращался в добрых полтора. Когда мы, наконец, добрались до приветливо светившего во тьме окнами здания, мороз совсем нас одолел. Я почти не чувствовала озябших щек и носа, ноги с трудом сгибались, пальцы онемели. В класс мы вошли все-таки с опозданием. Не знаю, что было тому виной, моя утренняя заминка или особенно сложный сегодня путь. Я была рада, что вошла в теплое помещение, хотя замерзшие пальцы, ступни, щеки и нос тут же заныли, отходя от мороза. Учительница, Мария Павловна Беляева, посмотрела на нас и сразу же сказала: «Девочки, к печке!». Я взглянула на нее с благодарностью, и она ответила понимающим взглядом.

(Записано со слов Валентины Титовой, ученицы 4-го класса 9-й Средней женской школы города Петрозаводска в 1944-1947 гг.).

 

 

2 место

 

Дарья ВОЛКОВА

11 «А» кл., МОУ «Финно-угорская школа им. Элиаса Леннрота», факультатив «Основы журналистики»

Руководитель: Рыбалова Елена Борисовна

 

ПИСЬМА ПАМЯТИ, ИЛИ БЕЗ ПРОШЛОГО НЕТ БУДУЩЕГО

Приближается 70-летие со дня освобождения города Петрозаводска, и все чаще мы вспоминаем о Великой Отечественной войне, а я все чаще думаю о своем прадеде Сергее Волкове.

Таинственный чемодан

Уже приближалась полночь, а спать мне все не хотелось. Я сидела в уютной гостиной, листая страницы любимой книги. В этот момент вдруг вспомнила, что мое внимание уже давно привлекли некоторые вещи, лежавшие в шкафу. Я тихо подошла к нему и открыла дверцу. На полках лежал чемодан и аккуратно сложенная стопка папок. Я положила их на письменный стол, устроилась удобнее и принялась все внимательно рассматривать.

Вот очень старый чемодан, обшитый темно-коричневой кожей, которая местами уже имеет потертости. Открыть чемодан оказалось не так- то уж и просто, пришлось повозиться, ведь замки старые, не такие, как сейчас. Когда же, наконец, мои попытки увенчались успехом, мне тут же бросилось в глаза, что «крышка» не опускается вниз, как в большинстве современных. Внутри чемодан был обшит тканью, напоминавшей мне погрубевший шелк. Я таких вещей раньше и не видела. Заинтригованная, я решила усесться удобнее и принялась рассматривать вещи, лежавшие внутри чемодана. Первыми мне в руки попались маленькая черная кожаная сумочка и кошелек из того же материала и того же цвета, что и сумка. В них я нашла старые монеты. Но не это меня интересовало, поэтому я убрала сумки и монеты обратно в чемодан и принялась за папки. В них оказались старые семейные фотографии, документы. Но из всех папок я выделила одну, она представляла для меня наибольший интерес. Большая черная кожаная папка, на лицевой стороне которой был чеканный рисунок. Открыв ее, я обнаружила, что в этой папке хранится все, что касается моего прадеда. Начиная от фотографий и документов и заканчивая хлебными карточками и письмами, на конвертах которых написано «проверено цензурой».

Письма с фронта

Это были письма моего прадеда Волкова Сергея к своей жене Надежде и сынишке Саше. Писем было очень много, и мне стало невероятно интересно, о чем же он писал. Я бережно взяла первое письмо, лежавшее сверху, пожелтевшее от времени,  и принялась читать: «Ну, что-ж, Надюшка, больше писать пока незачем, кончится война тогда разберемся, что и как, а сейчас нужно бить гадов фашистов и все , задача ясна ...». Беру следующее письмо: «…о себе могу сказать, что я не только никогда не переживал таких моментов, даже и не представлял себе, что могу быть таким, какими есть сейчас Ленинградцы. Гитлеровцы теперь на собственной поганой шкуре испытали волю и мужество нашего народа, мы их бьем, уничтожаем огнем, а если этого им недостаточно, так будем зубами перегрызать их кровожадные глотки».

Такой реакции я не ожидала от себя. Первое письмо я не смогла дочитать и до середины, второе тоже. Слезы как-то сами потекли, и я долго не могла успокоиться. Я представила, как он сидит где-нибудь в засаде, а, возможно, находится и под обстрелом. Приближается гул самолетов, шум от бомбежек. А он сидит и находит в себе силы писать столь пронзительно и чувственно.

Успокоившись, я продолжила чтение: «…Молодцы, что здорово помогаете фронту; будьте уверены, что с вашей помощью в ближайшее время мы заставим фашистских извергов не только поджать свои собачьи хвосты, что они уже вынуждены сделать, но даже ни одного из них мы не выпустим с нашей земли за то, что они посягнули на свободу нашего народа!»

Старые фотографии

А вот старые фотографии. Достаю фото прадеда и вижу красивого молодого мужчину в военной форме с выразительными глазами, высоким лбом и серьезным взглядом, его губы немного сжаты. Глядя на фотографию деда, я думаю о том, как безмерно люблю его, пусть никогда и не знала его, я благодарна ему за то, что живу сейчас.    А вот другая фотография, еще довоенная, из мирной счастливой жизни, где прадед обнимает сынишку, который сидит у него на коленях. Прадедушка безумно любил своего сына Сашу - моего дедушку и в каждом письме обязательно «говорил» пару слов ему: «Мой дорогой мальчик. Твой папка был и до войны военный, а теперь это стал не папка, а боевая машина, вооруженная немного лучшими пистолетами, чем твои, и намного лучше моих старых пистолетов. Славный мой мальчик, твой папа очень рад, что ты находишься далеко от всех ужасов, которые делает война. Расти же радостно и спокойно, недалеко то время, когда папка приедет за тобой, и ты опять будешь получать хорошие подарки и обязательно машину подарю, даже лучше, чем у тебя была , а сейчас, Сашунька, мне немножко нет времени приехать, еще не всех фашистов перебили. Сашунька, маму и бабушку слушай, будь хорошим мальчиком…»

Письма памяти

В папке лежало 21 письмо, они датированы сентябрем 1941 года по январь 1943 года. Это все, что сохранилось в нашей семье… Все письма различны по написанию: рассматривая их, видишь, что некоторые из них писались быстро - это видно по почерку. Одни написаны карандашом, другие - чернилами. Бумага также разная, где-то синяя, где-то белая, где-то очень пожелтевшая. Одни из писем - длинные, другие - короткие и написаны на небольшом клочке бумаги. Понятное дело, что на все это влияли обстоятельства. Я с волнением перечитала все письма, бережно сложила их и фотографии в папку и убрала их и чемодан обратно в шкаф. Тайна, которая меня волновала, была раскрыта. Мы как будто пообщалась с прадедом, словно я услышала его голос, интонации, почувствовала его волнение перед боем, тревогу за семью, но и его неумолимую уверенность в победе своей Родины.

«Вам никогда не будет стыдно за меня»

И раньше мне рассказывали о прадеде. В семье часто его вспоминают. Мой прадедушка родился и жил на той же улице, где сейчас находится моя Финно-угорская школа. Его дом стоял на том месте, где сейчас находится Художественный салон. Воспитывался в семье железнодорожника, впоследствии он тоже решил посвятить себя работе на транспорте. По окончании железнодорожного техникума работал дорожным мастером, радиотехником в Хвойной, Петрозаводске, Деревянке и других местах. В 1939 году был призван в армию. Служил в Петрозаводске, а с октября 1941 года по 1942 год находился в Ленинграде, видел блокаду. Получил двусторонний туберкулез легких из-за того, что пришлось провести много времени в Синявинских болотах. Затем он был комиссован по болезни в село Русское, которое находится под Кировом, куда были эвакуированы жена и сын, впоследствии туда приехали его родители. Прадедушка умер за 10 дней до снятия блокады Ленинграда, похоронен в селе Русское.

Каждый раз, слушая эти рассказы, меня переполняет гордость. Смелость и упорство, вера в свои силы и верность своей Родине – все эти качества были у моего прадеда Сергея Волкова, как и у других настоящих советских солдат. «Вам никогда не будет стыдно за меня» - говорил он в своих письмах. Хочется добавить, что письма с фронта в нашей семье бережно хранятся и передаются из поколения в поколение. «Письма памяти»- так бы я их назвала. Ведь без прошлого нет будущего.

Люблю тебя, прадед

Уже почти 70 лет прошло с тех пор, как Петрозаводск освобожден. Город строится и развивается. И теперь каждый день, проходя по улице Герцена от финно-угорской школы до проспекта Ленина, я словно слышу шаги своего прадеда и строки из его писем, произносимые им самим, пусть я его никогда не слышала и не видела. Я думаю о том, как безмерно люблю его, пусть никогда и не знала, я благодарна ему за то, что живу сейчас в мирном городе. И может быть не случайно, что я пошла учиться именно в Финно-угорскую школу, находящуюся на той же улице, где жил он сам. Петрозаводчанин, Советский солдат, мой прадед, которого я очень люблю.

 

 

Анна ЗАВАРКИНА

11 МБП МОУ «Державинский лицей», Петрозаводск

ПИСЬМО

  «А вы в Карелии бывали?

  Нет?

  Так поедемте со мной!»

          А. Иванов

Привет! Ты собираешься в Карелию?

Как я тебя понимаю. Иногда бывает такое - заболеешь желанием побывать где-то, и не просто «где-то», а в самом конкретном месте на земном шаре. И всё думаешь о том, как же влезть в эту явь – долететь, доплыть, доехать, но только быть там обязательно.

Приезжай! Непременно приезжай поездом.

Итак, ты уже в Петрозаводске? Как тебе вокзал с почти адмиралтейской иглой? Привокзальная площадь. Это вообще особое место. Все другие площади городов по-своему отличаются друг от друга, все привокзальные площади одинаковы, потому что они все - «при вокзалах».

Город… Здесь изо дня в день проходит моя жизнь. Кажется, что город таким был всегда. Но он тоже живёт, растёт, меняется. Только временные сроки у него иные, чем у людей.

Петрозаводску уже за 300. Как любой город он имеет свою историю и свою душу.

Раньше поезда тоже приходили к вокзалу с табличкой «Петрозаводск», но не на этот вокзал, а на тот, где товарная станция. И добирались оттуда «в город» до единственной, по тем временам, гостиницы с забытым названием «Дом Крестьянина» по Петербургскому тракту (ныне Первомайский проспект).

Помнишь, у Паустовского: «а город… был тихим и пустынным. На улицах лежали мшистые валуны. Город был весь какой-то слюдяной, от несильного блеска, исходящего от озера и от белого невзрачного, но милого неба»…

Это потом уже проспект вымостят брусчаткой из шокшинского малинового кварцита. А сейчас эту красота ‒ солнце под ногами – нещадно закатали в асфальт. Кстати, малиновый кварцит украшает и Санкт-Петербург, и Хельсинки, и Москву. Дальше по Первомайскому проспекту когда-то было «Немецкое кладбище» и памятник, обнесённый чугунной оградой с надписью на французском языке – «Шарль-Евгений Лонсевиль, инженер артиллерии Великой армии Наполеона. Родился в 1778 г. в Перпиньяне, скончался летом 1816 г. в Петрозаводске, вдали от родины. Да снизойдёт мир на его истерзанное сердце».

Паустовского это вдохновило на повесть «Судьба Шарля Лонсевиля».

Идём в центр города. Круглая площадь… Губернаторский сад…

Мне посчастливилось застать Губернаторский сад ‒ парком. Тогда в нём ещё росли высокие деревья. В продлёнке мы, обычно, гуляли в этом парке, бегали, баловались и собирали опавшие кленовые листья. Я ещё помню сосны. По ним бегали шустрые белочки. Центр города – место довольно многолюдное (у нас в парках не гуляют, их, как правило, ‒ «пересекают»), а тут белка, которая с ладошки кормится…Сейчас деревья вырублены, зато установлен совершенно несуразный памятник Державину, и разбиты убогие северные клумбы. А белочки? Белочки, наверное, умерли …от тоски.

А на улице - весна. Солнышко пригревает, снег тает. А голову к небу поднять нельзя, под ноги, господа, смотрите, а то…! Иду дальше по любимому городу. Новые здания стягивают всё внимание на себя, как не к месту пришитая пуговица на пальто. Угнетающе заглядывают серостяклянными глазами многоэтажные монстры.

Когда стали внезапно гореть старые деревянные дома в центре города, я с горечью поняла, что не успела. Не успела сфотографировать, не успела сохранить эту красоту и для себя, и для других. Казалось, что эти архитектурные штрихи истории будут с тобой всегда. Это сравнимо с внезапной смертью человека. Вот он был, и его нет. И уже опоздал, а нужно было так много сказать.

Ты сейчас, наверное, подумаешь ‒ жалкое нытьё. Уверяю тебя это не так. Я пыталась бороться. О здании первой городской электростанции была опубликована и моя статья в местной газете. И в тот момент появилась малюсенькая надежда, что можно ещё спасти частичку истории. Но ничего не произошло.

Ты думаешь, я сдалась? Нет. Удалось организовать фотовыставку в мэрии города, где, помимо столь дорогого моему сердцу здания электростанции, были и другие фотофакты умирающих «объектов» города. Выставка прошла, сказали ‒ «Молодец!», вручили грамоту, похлопали в ладоши, показали по телеку.… А дом умирает! Когда я прохожу мимо него, ты не поверишь, мне стыдно от собственной беспомощности.

Мне хочется кричать от вида мёртвых деревьев – «они умирают стоя!». Мне ненавистен вид запущенных городских «парков». Мне стыдно за бесчисленность торговых центров и отсутствие одной настоящей филармонии. Радуюсь, что Национальная библиотека, наконец-то, дождалась ремонта.…

А бывший Александровский пушечный и снарядный завод, что в «ямке». «Петрозаводск – знаменит!» был именно этим заводом. Это потом он стал Онежским тракторным, а теперь пребывает в полном запустении…Дальше – театральная площадь, театр кукол (очень симпатичный и с необычными куклами на фасаде), музей изобразительных искусств (бывшая женская гимназия) и спуск к озеру…

А там, Онего! А теперь в Кижи!

«Метеор» отходит от пристани и вскоре из Петрозаводской губы стремительно вылетает на простор озера. Позади остаётся город, впереди Гарницкий маяк. Это условная граница, за которой начинается наша древняя страна ‒ Заонежье.

А до Кижей всего 14 километров. Вглядываешься в открывающуюся даль. С волнением ждёшь хорошо знакомые очертания…. Две церкви и колокольня появляются не сразу, а постепенно – словно всплывают из воды, вырастают на наших глазах.…

Да что я тебе расписываю, приезжай!

 

 

Христина САДОВСКАЯ

9 класс, Муниципальное общеобразовательное учреждение «Сумпосадская средняя общеобразовательная школа» Беломорского района Республики Карелия

РОДОМ ИЗ КАРЕЛИИ (Простые истины лесничего Сумского участкового лесничества Светланы Евгеньевны Ермаковой)

Истина 1-я. Профессию можно угадать в детском саду. В полтора года Светочку отдали в детский сад. Там всем ребятам на шкафчики клеили отличительные картинки. На Светочкином шкафчике была ёлочка. Как-то раз девочке наклеили мячик, цветной и красивый. Но она была в полном отчаянии, даже устроила истерику и попросила, чтоб ёлочку вернули на место. Малышке уступили и вернули любимую наклейку на её шкафчик.

Истина 2-я. Любовь к лесу рождается в детстве. Уже с четырёх лет Свету брали в лес родители и бабушки. Она слушала разные рассказы и старинные поверья, всё запоминала, и это ей очень пригодилось в будущем. Вообще в семье очень любили лес и уважали природу. Девочка с детства научилась не потребительскому отношению: забирать всё от природы, а наоборот заботиться о ней. Всегда что-нибудь оставляла в лесу.

Говорят, детская память самая прочная. Поэтому-то Света помнит многое и даже очень сложные и трудновыговаривамые названия некоторых здешних мест: Лавас-гора, Костин бор, Офимья гора, Парахин мох, Леший шаг, Чупор-гора, Левий ручей, Лад-ручей, Вёхручей. С наслаждением повествует она обо всех этих немудрёных названиях родных уголков природы краеведам и любителям села.

Истина 3-я. «Там чудеса, там леший бродит…». Однажды маленькая Света пошла в лес с бабушкой и её знакомыми подругами. Ходили они по лесу, спокойно собирали ягоды и вдруг заметили, что они ходят по кругу. Так ходили они несколько раз, а потом одна из старушек сказала, что это их леший водит, и приказала всем переодеть одежду на левую сторону: «Жёнки-девки, садимся – переодеваемся». Это очень помогло: вся их компания быстро отыскала дорогу. Как оказалось, они ходили возле тропы. Просто леший хитрый попался…

Истина 4-я. Красиво пишется о том, что любишь. Будучи школьницей, Света в сочинениях писала о невероятно красивых местах родного Сумского Посада. «Протяжно и ровно шумел вековой лес. Он тянулся по обоим берегам реки. И не было ему конца, края. Лишь кое-где синели блюдца озёр посреди бескрайнего моря зелени…». «Впереди, насколько хватает глаз, видны остроконечные верхушки зелёного бора, постепенно синеющие вдали. А прямо под ногами – мягкий ковёр из мха, от которого тянет сыростью и холодком…»

Истина 5-я. В школу можно ходить только за знаниями. В те годы, когда все школьники становились октябрятами, потом пионерами, а потом и комсомольцами, не была активисткой Света. Позволяла себе даже не прийти на пионерские сборы (вместо этого время проводила в лесу!). За прогулы сборов мама Светы, учитель географии и биологии, ругала девочку. А как иначе?!

А вот на уроках Света была внимательной и вникала во всё, о чём говорили учителя. Знания добывала и самостоятельно: очень любила читать журнал «Вокруг света».

Истина 6-я. Легко учиться тому, к чему у тебя призвание. По окончании школы Светлана поступила в ПетрГУ на отделение «Лесное хозяйство». А куда ещё, если больше всего на свете любишь родной край с его удивительными лесами.

В университете ей нравились все предметы (дело-то любимое!).

Истина 7-я. Первый день на работе не забывается. И вот настал торжественный и долгожданный день: 13 мая 1990 года Светлана вышла на работу. Коллеги её очень хорошо приняли, прямо как родную. Иногда даже шутили, мол, только, что в школу ходила, а теперь взрослыми лесниками командовать будет.

Истина 8-я. Хорошо трудиться в дружном коллективе. На протяжении многих лет работала бок о бок с такими людьми, от которых Светлана всегда чувствовала поддержку и заботу. А также сама не раз испытывала ответственность и страх за тех, с кем работает. Наверное, это и есть чувство коллективизма.

Истина 9-я. Любимое дело в руках спорится. У Светланы любимые обязанности: она охраняет, защищает и воспроизводит леса. Борется за чистоту и санитарное состояние леса, контролирует заготовку. Работа в руках спорится!

Истина 10-я. В лесу, как в жизни, каждый день на другой не похож. За 24 года работы в Сумских лесах у Светланы было много приключений… Однажды ранним утром Светлана со своими коллегами по работе поехала в лес. По приезде нужно было скипятить чай, т.к. кто-то не успел позавтракать. Светлана отошла метров на двадцать от поляны за дровами. Заметила большую, сухую поваленную ель и решила нарвать от неё коры. Пока добиралась, до дерева собирала разные щепочки, веточки, она не заметила, что на этой ели сидела и трепала рябчика рысь. Когда девушка была в метре от животного, они друг друга заметили. Обе какое-то время находились в оцепенении. Светлана, прижав кору и щепочки к себе, стала тихо отходить назад и еле слышным голосочком приговаривать: «Киса- киса». К счастью, рысь не тронула Светлану…

А вообще Светлана за время работы видела много животных: медведей, лосей, всех птиц, обитающих в родном краю и разную рыбу (она ведь увлекается ловлей рыбы!), но они не приносили отважной Светлане никакого вреда!

Истина 11-я. Мечты должны быть реальными, чтобы они сбывались. Как и у всех людей, у Светланы была мечта. Она с детства мечтала о собственном огромном и уютном доме в родном селе, там, где жили все её предки. С самого начала работы начала копить деньги, и накануне Нового 2011 года добилась своей цели. Мечта осуществилась!!! Она вместе с мамой живёт в полностью отремонтированном в этом году огромном красивом доме на высоком живописном берегу реки Сумы.

Истина 12-я. Работа влияет на характер человека. Опыт общения с природой и людьми повлиял на характер Светланы. Она очень спокойный, сдержанный и неторопливый человек. Всегда уходит от конфликта. Живёт ради любимого дела. Лесная жизнь приучает помогать в беде, делиться последним. Лес научил Светлану добиваться своей цели. Как человек, живущий рядом с лесом и в лесу, всегда следит за здоровьем. Ходит зимой на охотничьих лыжах, любит бывать в тех местах, где растения высажены своими руками, защищённые, чистые, ровные. Часто бывает на свежем воздухе. Нравится заниматься хозяйством, домашним трудом: дрова поколоть, собрать, дорожки почистить у дома. С содроганием слышит об издевательствах над животными. Сама Светлана для животных готова на всё!

 

 

3 место

 

Ольга ДРЁМОВА

10 «А» класс МБОУ Сош № 1 с углублённым изучением иностранного языка, г. Костомукша

УТОПАЮЩАЯ В ЗЕЛЕНИ ЮШКА

Отправляясь в поисках острых ощущений в поездку на край света или на затерянный в бескрайних просторах океана остров, мы все надеемся обрести где-то там дорогой и милый сердцу уголок. Но знайте: то, что вы ищете, может оказаться намного ближе. Мне нет нужды бросаться на поиски этого места - моя мама отыскала его за меня, и, когда мне было полгода, она, как Колумб, открывший для европейцев Америку, поделилась этой находкой со мной. Хотя, буду с вами честна, ей даже не пришлось тратить на поиски и секунды своего бесценного времени: мой уголок оказался там, где она родилась и провела своё беззаботное детство и юность. И прямо сейчас мы отправляемся в это удивительное место, одну из старейших деревень Карелии, Юшкозеро.

Проезжая мимо бесконечных топких болот, чередующихся с густыми лесными чащами и редколесьем, мы попадаем в местечко, окружённое дремучими лесами и затерянными деревнями-призраками. Здесь, по берегам речки Чирка-Кемь, расположились старые, потемневшие от времени и сырости деревянные постройки, попеременно сменяющиеся живописными, нарядными и ярко раскрашенными в пастельные тона избами. Тёплые и ласковые лучи солнца струятся и просачиваются сквозь дым из труб затапливаемых бань по всей деревне, усеянной этими приземистыми и бревенчатыми домиками. Отовсюду доносится рев газонокосилок, заглушаемый то нарастающим, то утихающим жужжанием оводов и шмелей, так и норовящих тебя укусить. И всё это перебивается лаем и завыванием сторожевых псов, жалующихся на палящий зной. Где-то вдалеке кучерявый мальчишка, посвистывая, тащит за собой в грохочущей тележке бидон, щедро переполненный до краёв речной водой, которая, возможно, сегодня будет, шипя, литься и плескаться на раскаленные камни в бане. Вырываясь из оков ветхих заборов, ярко цветущие сады – характерная черта этой деревушки, отличающая её от других поселений – протягивают, как лианы, свои ветви к вашим ногам, щекоча оголённые лодыжки. Лиловые кисти черёмухи, как гроздья винограда, переливаются под лучами солнца, маня вас испробовать их, а на одном из огородов, словно оазис в пустыне, примостился невысокий куст розы, словно уставший от тяжести цветов, он избавлялся от лишнего груза, осыпая землю под собой белоснежными лепестками.

Попадая же на остров по навесным деревянным мостам, качающимся от легкого дуновения ветерка, вы увидите заросшую сорняками, кустарниками и крапивой другую сторону Юшки – так ласково называют деревню местные жители. Приходится ступать осторожно, боясь, что откуда-нибудь может выползти гадюка – которых здесь немало – и вонзить в тебя свои ядовитые клычки. Из-за нависающих над головой непроглядных ветвей тополя, становится совсем темно. Отсутствие песчаного берега вынуждает беспрестанно смотреть под ноги, чтобы не навернуться с погружённого в заросли крапивы крутого спуска и не искупаться в речке. Когда-то здесь, на острове, выращивали в саду крошечные, но сладкие мичуринские яблочки, но сад запустили, и теперь он, как запылившаяся книга в шкафу, прозябает, заросший сорняками.

Невозможно описать всю красоту этого места, открывающегося перед вашим взором. И если вы так и не нашли свой дорогой сердцу уголок, милости простим! Немногословные и сохранившие свой родной карельский язык местные жители весьма гостеприимны и будут рады вашему приезду. Они обязательно поделятся своим кровом, истопят вечерком баньку и приготовят традиционные карельские кушанья.

 

 

Юлия МОТОВА

11а класс, МБОУ Пяозерская СОШ, Лоухский район, республика Карелия

ЛЕГЕНДЫ КАРЕЛИИ

(Как КиТы в Кижах побывали. Сказка)

В Пяозерском царстве, в Лоухском государстве, в суровом северном краю жили-были КиТы (краеведы и троллиусы по-нашему). Жили они, поживали, в походы ходили, родной край изучали, работы научные писали… И дошла до них весть: есть-де на Онего-озере дивный остров, Кижи называется. Люди сказывают: кто туда хоть раз попадёт, сердцем навсегда там и останется. Задумались КиТы: уж очень хочется остров поглядеть.  Написали проект с мудрёным названием, отправили его в Палаты белокаменные Кижским хозяевам. Выиграли! И в августе-месяце лета 2010 снарядили экспедицию из двенадцати человек с двумя няньками, отправились в путь. Долго ли ехали, коротко ли, дорогами грунтовыми, поездами скорыми, морями синими… Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

Плывут КиТы на дивном корабле о подводных крыльях по Онего-озеру, дивуются. Смотрят – остров красоты невиданной с двумя храмами деревянными, сказочными, с шатровой колоколенкой, с мельницами да крестьянскими избами, по всему острову раскиданными.

Людей на острове видимо-невидимо. Говорят многие не по-нашему. Встречает КиТов княгиня славная, по прозванию Наталья Анатольевна, и везёт она их к хозяйке ласковой Татьяне Ивановне да к хлебосольной Наталье Васильевне. Они ребятушек сытно кормят, сладко поят, в тереме своём привечают. От солнышка ласкового, от запаха трав усталость как рукой сняло, и отправились КиТы остров осматривать.

Чего они тут только не видели, чего только не слышали: и о крестьянах, чудо без единого гвоздя сотворивших, и о новгородцах, земли эти облюбовавших, и о народе, красоту эту сохранившем…

Солнышко над озером поднимается – день другой начинается… Дивный остров и его хозяева спешат к ребяткам: уму-рузуму поучить, ничего не утаить, всё поведать.

Ох и умные здесь князья с княгинями! И не сказку князь Протасов сказывает, а заслушаешься: о природе-матушке, о её радостях и бедах умно речь ведёт. Ближе к полудню пошли КиТы с княгиней Татьяной Вячеславовной тропой неведомой, экологической, с местами невиданными знакомиться, про зверьё островное да про гадов ползучих слушать, растения разные разглядывать…

Ничего здесь просто так не делается: пошёл по деревне Ямка, ан – нет: возьми-ка заданьице, заставь головушку не просто так на шее висеть. Со всем справились ребятушки, не ударили в грязь лицом.

О проекте своём с мудрёным названием тоже не забыли: каждый день ловили пиявок, жуков, ручейников, добавляли в воду живую воду мёртвую. Помочь хотели Онего-озеру.

Небо полыхает всеми цветами радуги, сердится, а может, торопит КиТов проснуться и двинуться в путь. Деревня Васильево перед ребятками. На околице терем красоты невиданной. Сказывают, будто построили его крестьяне Сергины. Диву дивуются ребятки: вот так руки золотые!

А дальше ещё дом, Васильевых, и он хорош! А уж хранительница металла Людмила Михайловна со своими сокровищами (рукомойниками да колокольчиками, косами да самоварами, ендовами да весами) и вовсе необыкновенна.

Дальше дорожка ведёт в деревню другую, в дом Яковлевых к удивительной волшебнице, княгине Виоле Анатольевне. Как в дом ребяток завела, как речь начала, со сказками да загадками, с приговорками да прибаутками, лица все преобразила, любовью озарила.

А у дома крестьянина Ошевнева ожидает уж КиТов князь светлый, Олег Александрович, истинный молодец: он и мельник, он и плотник. Снопы ржаные сложил и ребят научил, речи умные вёл и мельницу отворил…

А вот вам, ребятушки и русская банька! Жару полон короб! А потом игры…

А ездят кижане-то на лодках «кижанках». А шьют-то их великие мастера. Сами шьют и ребяткам показывают. Во главе их стоит князь опытный в деле судостроительном, величают его Юрий Михайлович.

Невелик остров Кижи, да людей мастеровитых здесь великое множество. И игрушки мастерят, и костюмы крестьянские шьют – народ радуют. А уж в игры заонежские как начнёт княжна Влада играть, не усидишь на месте…

Во кузнице кузнецы молотками поколачивают, мехи раздувают, в горне огонь...

Глянь… А уж и к кузнецу Ивану Воробьёву молодые кузнецы подошли, хотят силушку свою попробовать, встают в очередь к наковаленке Иван, Женя, Артём да Даня. Скобы чугунные куют, будто песню поют.

А девицы-красавицы в сарафанах ситцевых, с лентами атласными, в косы вплетёнными на Прядимую заонежскую бесёду спешат – песни петь, шерсть чесать, танцевать, нить прясть да болтать без умолку.

Вот и солнышко отдыхать за Нарьину гору садится, а КиТам всё не спится: впереди вечер долгий, ответственный. Названо в их терем людей чужих, да не посторонних. Пришли они ребятушек об их трудах послушать. Подивились речам серьёзным и правильным и пошли все вместе берег убирать. То-то земле да воде радость!

А напоследок – колоколенка! И не ребятки уже, а птицы вольные: всё внизу, весь остров, теперь узнаваемый и всё равно неведомый. Пароходы белоснежные плывут по озеру, корабли быстроходные ветра резвее проносятся, храмы деревянные златом на солнышке сияют, люди гуляют, и над всем этим плывёт диковинный колокольный звон, а на сердце тихое счастье… Низкий поклон тебе, остров сказочный, за красоту, за мир, за школу, за ласку! До самой земли поклон тебе и тем,  кто с тобой и тобой во все времена жил, живёт и жить будет…

 

 

Ангелина ШАРАНКИНА

9 класс, муниципальное общеобразовательное учреждение основная общеобразовательная школа деревни Рауталахти Питкярантского муниципального района Республики Карелия

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ

     Надо всегда помнить о подвиге ушедших:

     может, тогда исчезнет на земле зло.

                   Юрий Нагибин

На берегу живописного залива Ладожского озера раскинулась небольшая деревенька с необычным финским названием Рауталахти. Здесь живут трудолюбивые, гостеприимные, радушные люди, способные прийти на помощь     в трудную минуту, умеющие сопереживать и радоваться за своих односельчан.

7 марта 2000 года все женщины готовились к празднику. Именно этот день запомнился жителям нашего посёлка и стал роковым для Раисы Степановны Тимашовой. В дом пришла телеграмма со страшной новостью: 1 марта 2000 г.       в составе 6-й роты 104-го полка 76-й гвардейской Краснознаменной воздушно-десантной Черниговской дивизии погиб её любимый сын – Тимашов Денис.    А ведь ему ещё не было и двадцати…

Денис родился 2 июля 1980 года. Рос обыкновенным мальчишкой. Любил ходить на рыбалку. Очень хорошо пел, играл на гитаре, сочинял стихи. Был замечательным другом, мог пошутить и даже пошалить. Умел найти такие слова, от которых на душе становилось тепло и легко. Высокий, крепкий, трудолюбивый, скромный, застенчивый, жизнерадостный. Таким запомнился Денис жителям нашего поселка.

Денис окончил школу и поступил учиться в Сортавальский сельскохозяйственный техникум. По окончании успел немного поработать         в зверосовхозе «Ладожский». Пришла пора служить в армии.

23 ноября 1998 года Денис явился на призывной пункт. Служил в г.Пскове,     в воздушно-десантных войсках. Курс молодого бойца, воинская присяга – всё необычно. Нагрузки большие, но Денис был парнем спортивным и перенёс их стойко. Особенно запомнился ему первый прыжок с парашютом. Зимой, встав на лыжи во время марш-броска, он многим показал, на что способен. Лыжи были его увлечением: выступал раньше на спортивных соревнованиях. Службу Денис нёс на боевой машине, позже став её командиром.

26 января 2000 г. в составе 104-го парашютно-десантного полка был откомандирован в Дагестан, а затем в Чеченскую республику, за 10 дней до трагического боя.

В своём последнем письме своей маме Денис написал: «Пятый день я нахожусь в горах республики Чечня. Встреч с боевиками пока не было. В горах днем тепло, солнце припекает, а ночью холод страшный. Через два-три дня намечается марш на 40 км, будем подходить горными дорогами ближе к Грозному. Домой приеду где-то в конце августа насовсем…»

28 февраля 6-я рота начала 14-километровый марш-бросок в сторону Улус-Керта. Десантникам предстояло за несколько часов добраться в заданный квадрат.

Шли по скользким горным тропам с полной боевой выкладкой. На вооружении у них было только стрелковое оружие и гранатометы. На себе тащили воду, продовольствие, палатки и печки-буржуйки, без которых зимой       в горах просто не выжить. Целью марш-броска было занять высоту 776.0 и не допустить прорыва боевиков на этом направлении. «Моджахеды», руководимые Хаттабом, планировали прорваться через Аргунское ущелье в Дагестан, захватить в заложники большое число мирных жителей и тем самым вынудить федеральные власти пойти на переговоры. Это могло быть началом развала России. Высоту 776.0, на которой переводили дух после тяжелого марш-броска наши десантники, Хаттаб решил обойти с двух сторон, но наши разведчики в полдень 29 февраля обнаружили часть боевиков и дали бой, чем спасли 6-ю роту от внезапного нападения. Разведчики с ранеными на плечах отошли к главным силам, и роте с ходу пришлось принять встречный бой. «Моджахеды» обрушили на позиции десантников шквал огня из минометов и гранатометов. Гвардейцам было предложено сложить оружие и сдаться в обмен на сохранение жизни. Но ни один из десантников не дрогнул.

К полуночи бой достиг наивысшего накала. На некоторых участках десантники сошлись в рукопашной. 90 десантников, старшему из которых было 37, а младшему 18 лет, против двух с половиной тысяч вооруженных до зубов бандитов! Жестокий бой продолжался беспрерывно 19 часов!

Силы были неравными. Один за другим погибали солдаты, офицеры. Раненых боевики достреливали, добивали, докалывали. Часы для 6-й роты остановились 1 марта в 6 часов утра 10 минут.

Из 90 гвардейцев в живых остались только шестеро! 84 десантника из 34 регионов России сложили свою жизнь за Родину. 22 стали Героями России,       21 из них - посмертно. 69 десантников награждены орденом Мужества, 63 из них - посмертно.

Однозначно, что 6 рота своим подвигом шагнула в бессмертие.

Шестая рота – слёзы на глазах,

Шестая рота – сердце боль пронзает,

А в голубых и чистых небесах

Над нами стая птичья пролетает… (В.Игнатьева)

1 марта 2000 года погиб и наш земляк – Тимашов Денис, выполняя свой воинский долг. Удар пули пришелся в ногу. Денис, сжав зубы, перетянул рану бинтом и вновь начал стрелять. Следующая пуля взорвала сердце.

Указом Президента России за мужество и героизм, проявленные в боях с террористами на территории Северного Кавказа, младший сержант Тимашов Денис Владимирович награжден орденом Мужества (посмертно).

Через два года на стене школы д.Рауталахти была торжественно установлена мемориальная доска, посвященная памяти Дениса Тимашова. Ежегодно 1 марта школа замирает в минуте Молчания, вспоминая нашего земляка.

Я считаю, что патриотизм, готовность к защите Родины по-прежнему живут в сердцах и делах молодежи. Патриотические чувства помогают воспитать настоящего гражданина, порядочного человека, способного ценить и свою Родину, и свой дом, и своих близких. Подвиг псковских десантников, среди которых был и наш земляк, Тимашов Денис, - наглядный пример силы и мужества патриотов России. Их подвиг не только изменил возможный ход современной истории, но и стал примером для других парней, выбирающих свой жизненный путь. Своих героев надо знать, к общей боли следует приобщиться, и надо проникнуться гордостью за страну, в которой, несмотря ни на что, ещё не перевелись настоящие патриоты.

И наша задача, задача молодого поколения, – хранить вечную память об этих подвигах, об этих людях, что шагнули в бессмертие, дав нам мир на этой земле.

Денис! Мы будем помнить тебя всегда!

Приложение:

Тимашов Денис Владимирович

Гвардии младший сержант

Героически погиб 1.03.2000 года в Аргунском ущелье при выполнении боевых действий в Чеченской Республике в составе 6-й роты 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й воздушно-десантной дивизии.